Новогодние раритеты: история ёлочных игрушек

В наши дни украшение ёлки перестало быть хлопотным: покупаете разноцветные шары, сверкающую гирлянду – и готово! До эры потребления было не так: к процессу подходили как к ритуалу, как к таинству. Да и игрушек в продаже не было, их делали сами. Забавно, что и сейчас появилась мода на эксклюзивные ёлочные игрушки ручной работы. Но многим из нас милее всего те, что из бабушкиного сундука, ведь они хранят историю семьи.

Ёлка прижилась с трудом

Обычай наряжать ель как новогоднее дерево совсем не славянский. Он появился примерно в VIII веке нашей эры в Северной Европе, когда друидов-язычников пытались обратить в христианство. По одной из легенд, немецкий миссионер святой Бонифаций повелел срубить дуб, которому друиды поклонялись, дабы продемонстрировать беззащитность и бессилие их богов перед новой верой. Однако язычники этот урок поняли по-другому. Дело в том, что срубленный  дуб повалил все молодые деревья вокруг, кроме ели. И тогда друиды стали считать ель главным деревом леса. К тому же Бонифаций назвал её деревом младенца Христа, что только способствовало усилению значимости образа.

С тех пор ель и приобрела символическое значение в праздник Рождества. Сначала её устанавливали без украшений, а в XVI веке появилась традиция устанавливать на макушку восьмиконечную вифлеемскую звезду, на ветви вешали яблоки и ставили восковые свечи.

В России наряжать ёлки повелел Пётр I, он же, напомним, установил и новое летоисчисление. На дворе тогда был 7208 год, который встретили 1 сентября, а через четыре месяца пришлось празднование повторить. Это произошло потому, что 19 декабря 7208 года был подписан и обнародован указ Петра I о реформе календаря в России, по которому вводилось новое начало года (от 1 января) и новая эра – христианское летосчисление. Петровский указ назывался «О писании впредь Генваря с 1 числа 1700 года во всех бумагах лета от Рождества Христова, а не от сотворения мира». Поэтому в указе предписывалось день после 31 декабря 7208 года от «сотворения мира» считать 1 января 1700 года от «Рождества Христова». Чтобы реформа была принята без осложнений, указ заканчивался благоразумной оговоркой: «А буде кто захочет писать оба те лета, от сотворения мира и от Рождества Христова, сряду свободно».

Итак, наступление года перешло с 1 сентября на 1 января. Также царь повелел украшать дома по образцам, выставленным в Гостином дворе, и в знак веселья поздравлять друг друга с Новым годом и новым столетием. Так впервые дома жителей столицы принарядились в хвою «из древ и ветвей сосновых, елевых и можжевелевых» и целую неделю стояли украшенными.

Однако обычай наряжать ёлку в нашей стране долго не приживался из-за того, что наши предки еловыми ветками выстилали покойным дорогу в последний путь. Дерево с праздником у народа не ассоциировалось.

Подчинялись царю только дворяне, да и те после смерти реформатора стали «забывать» про новогоднюю ёлку. Возродить традицию удалось лишь Екатерине II, немке по происхождению.

А вот в XIX веке, перед революцией, настроения поменялись кардинально. Аристократы и чиновники всегда устраивали на Новый год ёлку, а дети рабочих такого удовольствия не имели. Они с завистью смотрели на весёлые праздники в богатых домах: через окно можно было увидеть сверкающую разноцветными огнями ёлку.

Прерогатива богатеев

В России первые ёлочные игрушки делали из тряпок, соломы, цветных ленточек, позднее – из бумаги и фольги. Одним словом, в ход шло всё, что дома завалялось. Промышленных предприятий, изготавливающих украшения, в то время и в помине не было. Первые артели, которые стали заполнять пустующую нишу, делали игрушки из картонажа (различные техники работы с картоном).

Как и в Европе, новогодние деревья украшали и чем-то съедобным: конфетами, пряниками, орехами, фруктами. Отмечая праздник, можно было с удовольствием ими полакомиться. Но такое часто практиковалось у публики победнее – мещан и бедняков. Состоятельные люди предпочитали вешать на дерево «сюрпризницы» – игрушки с небольшой полостью или коробочкой внутри, в которую клали конфеты или драже, а иногда даже украшение, куколку или солдатика. 

В конце XVIII века зажиточные люди стали привозить стеклянные шары из Германии, где производство ёлочных украшений уже было поставлено на поток. Малочисленные российские артели не могли конкурировать с заморскими диковинками, хотя и начали перенимать опыт стеклодувов. Тогда ёлочные шары были гораздо тяжелее современных, потому что делались из толстого зеркального стекла. К середине XIX века ассортимент разнообразили: появились стеклянные бусы, сферические зеркальные предметы в виде прожекторов и сосулек. Но это всё ещё были товары не для всех, поскольку были весьма дороги.

Любопытно, что по легенде немецкий стеклодув, придумавший стеклянные шары для ёлки, сам был невероятно стеснён в средствах, поэтому вместо подарков выдул детям диковинки из рабочих материалов. Игрушки получились настолько красивые, что о них пошла молва, и на мастера посыпались заказы.

Противоречивая «красная» ёлка

Павел Постышев

Собственно, за дороговизну стеклянных игрушек большевики и обличали традицию ставить новогодние ёлки как буржуазную и антинародную. После революции её то запрещали, то разрешали. 28 декабря 1935 года ёлка победила окончательно. Соратник Сталина, советский государственный и партийный деятель Павел Постышев опубликовал в газете «Правда» воззвание со словами: «Давайте организуем к Новому году детям хорошую ёлку!».

И это после обличающей кампании в прессе, демонстраций рабочих против рождественских и новогодних гуляний и запрета на продажу елей перед Новым годом! Ещё в 1927 году о ёлках в прессе писали так: «Ребят обманывают, что подарки им принёс Дед Мороз. Религиозность ребят начинается именно с ёлки. Господствующие эксплуататорские классы пользуются «милой» ёлочкой и «добрым» Дедом Морозом ещё и для того, чтобы сделать из трудящихся послушных и терпеливых слуг капитала».

Страна, конечно, сильно удивилась. Но слова Постышева в главном рупоре компартии о том, что «в школах, детских садах, во дворцах пионеров, в детских клубах, в кино и театрах – всюду должна быть детская ёлка» читались как приказ, и ослушаться никто не посмел. Вот почему в Москве тут же смели с прилавков вату и фольгу, грецкие орехи, ленты, клей и хлопушки. А больше ничего праздничного в наличии не было. В итоге тот Новый год встречали скромно: с самодельными снежинками, плюшевыми мишками, куклами и шахматными досками.

Судя по всему, законы о новогодней ёлке менялись в зависимости от личных предпочтений вождей и партийной верхушки. К примеру, Владимир Ленин очень любил новогодний праздник и не только не запрещал ставить ёлки, но и организовывал торжества для детей рабочих, никогда не посещавших такие развлечения. Знаменитые ёлки в Сокольниках он устраивал лично, водил с ребятами хороводы, угощал конфетами, вручал каждому по подарку.

Ёлки в Сокольниках Владимир Ленин устраивал лично, водил хороводы, угощал конфетами, вручал подарки

Игрушка – оружие пропагандиста

После Владимира Ильича ёлки стали превращаться в нудное партийное мероприятие, а после их и вовсе раскритиковали. Пока не нашёлся новый любитель Нового года Павел Постышев. Он первым в стране провёл новогодний бал-карнавал (в то время он был первым секретарём Киевского обкома). Инициативу наверху одобрили. А потом и увидели в ней возможность нести в массы советскую пропаганду. Её рычагом стали праздничные открытки и ёлочные игрушки.

Уже в 1936 году по всей стране открылись фабрики ёлочных игрушек, самые крупные были в Москве, Ленинграде, Горьком (ныне Нижний Новгород). Украшения делали из ваты, папье-маше, картона, бумаги и, конечно же, из стекла. На них алела символика советского государства и Красной армии, гербы и флаги республик. Говорят, что в 1937 году в продаже были даже наборы шаров с портретами Ленина, Сталина и других членов Политбюро. Но скоро их перестали выпускать: начались репрессии, и мастера опасались, что их неправильно поймут. Зато в ассортименте появились фигурки пионеров и красноармейцев, всадников в будёновках и милиционеров, рабочих и спортсменов, пилотов и парашютистов. Позже ёлочные игрушки стали изображать самые нашумевшие события года и героев страны.

Во время Великой Отечественной войны ёлки продолжали устраивать, были они даже в блокадном Ленинграде. Вот только с игрушками мастерам пришлось выкручиваться, ведь ни ваты, ни картона, ни цветной фольги с красками не достать. В ход пошли подручные средства: обрезки ткани, металла, проволоки. Даже остаткам от пошива военной формы находили применение. Угощали детей праздничным обедом из жидкого супа и второго, но подарков не было, поэтому раздавали игрушки прямо с веток. В войну новогодняя ёлка для миллионов людей была той «соломинкой», которая не дала потерять надежду на мир и радость. 

Зато в послевоенное время ёлочные игрушки, наконец, стали такими, какие они и сегодня: почти без пропаганды и государственной символики, детские, яркие, весёлые. В 1946 году 1 января объявили выходным днём, и Новый год стал поистине народным праздником, а игрушки – массовым товаром. Особенно интересны советские украшения на «злобу дня». Например, когда в космос отправился Юрий Гагарин, на еловых ветках появились космонавты и ракеты. Также выпускали и хрущевские «початки кукурузы», «радиоволны»… Интересно, что эти игрушки до сих пор считаются раритетными в среде коллекционеров, так же как и другие, выпущенные до 1966 года.

Подготовила Елена Шумовская

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Тайное и Явное. Для тех, кто хочет знать больше